Тут существует секс видеоматериал HD качество которых приведет Вас в полнейший восторг, и конкретно на такие видео приятно тратить личное момент нашим посетителям сайта. Мы будет баловать Вам долго новым контентом, среди которого найдется положение и для съемок скрытой камерой в раздевалке или той же тайной камерой в солярии, куда наичаще всего и ходят девицы в новее досуг. Ни об нежели не предполагая, данные девицы становятся центром пожелания и внимания любыми мужчинами, какие в личное момент наблюдают за ними либо онлайн, либо уже в записи. А они так до сих пор не знают, что смотря на них, проливалось много спермы, совершались шумные оргазмы за мониторами, а мужики не переставая занимались мастурбацией родных пенисов, желая хотя как-то скрасить собственное одиночество. Безусловно, раз Вы зашли на наш недетский сайт, Вас тоже навещает мысль о том, что Вы одни и трахаться Вам сейчас не с кем. Не стоит отчаиваться – необходимо несложно глядеть на неотразимых девушек в соответствии Вашим предпочтениям, какие все время пополняют основу сайта.

Некоторые девчонки любят попозировать также перед вебкамерами, и даже для них нашлось место. Такие специальны чаще всего выполняют разные движения, поведения за денежки- за воображаемую валюту несомненного видео сервиса в интернете. Хочешь наслаждаться тем, как она сорвет с себя лифчик? Хочешь увидеть, то что у нее скрывается под трусиками? Иначе тебе хочется увидеть то, как она сладко сосет член личного полового компаньона аккурат в онлайне перед перевозбужденными мужчинами? Напротив, если уж и этого тебе окажется немного, то плати более и тогда перед тобой откроется мир стопроцентных извращений, где лишь личная сексуальная фантазия способна ограничивать молодых девчат в проявлении разврата. Здесь таких девчат предостаточно, и они лишь и совершают, что поджидают тебя в онлайне, чтобы их слух пощекотал звук звенящих монеток, а твои глаза порадовались эротическими, а также иногда даже и более прямолинейными видеороликами.

Теперь тебе никуда идти не нужно – тебе достаточно одного лишь интернета, а также мобильника, планшета иначе компьютера для того, для того чтоб смотреть онлайн видео бесплатно- то, которой ты сам пожелаешь!

Педофилия это сексапильное влечение к детям. Пол малыша не имеет высокого значения, поскольку тушу ребенка с признаками незрелости является истинный сексапильный стимул, роль которого аналогична роли фетиша. Порой термином “педофилия” обозначают наклонности к сексапильным контактам с детьми независимо от их пола, а также термином “нимфофилия” определяют сексуальные наклонности мужиков по отношению к незрелым девочкам. Педофилия существовала все время, но подход к ней был различным. В странах восточных культур нимфофилия в круглом не преследовалась и сексуальные поведения с девчонками считались обыкновенными. В рамках европейской культуры границы возраста, юридически позволяющие сексуальные контакты с детьми, характеризовались значительными колебаниями. Во Франции лишь во второй половине 19 в. Граница возраста, в каком девочка могла вступать в брачный союз, была увеличена с 11 до 13 лет, напротив, в Англии только в 1929 г. Был упразднен обычай, по которому 12-летняя девчонка считалась сподручной вступать в женитьбу. Сегодня возраст, до свершения какого недетский человек не возможно иметь сексуальных контактов с детьми, в среднем является 15-16 лет, хотя по существу граница эта более большая, поскольку окромя правовых норм существуют еще моральные, которые и поднимают эту границу. По данным сексуальной статистики, около 25% женщин припоминают о попытках мужчин к сексуальному сближению с ними, когда они были еще детьми. Половинка данных попыток сводилась к актам эксгибиционизма, а также у двенадцатым% имел положение телесный контакт в виде петтинга, в то время как попыток к половому сношению почти не наблюдалось. Таким образом, защитные механизмы, препятствующие сексуальным контактам огромных человечество с детьми, в целом функционируют эффективно.

Российский сексолог В. И. Здравомыслов считает, то что термин “педофилия” можно рассматривать в двух аспектах: в узком смысле слова как любовь к мальчишкам и в широком смысле как любовь к детям, вдобавок половое влечение в силах иметь как гетеро-сексуальную, так и гомосексуальную направленность. Реально выделить любовь к мальчишкам до 16 лет, любовь к юношам старше 16 лет (эфебофилия), любовь к девчонкам до 16 лет (корофилия), любовь к девушкам-девственницам (партенофилия). Мнение об том, что педофилами наичаще всего являются психически больные люди или лица с увеличенным сексапильным влечением, сексопатологическая практика не подтверждает. В основном педофилами оказываются подростки, 30-летние мужчины и пожилые люди. Обыкновенно педофилами бывают родственники или отличные знакомые семьи. Под маркой модного ныне “полового воспитания” растление детей совершается обычно понемножку, начиная от показа порнографической и эротической продукции и до демонстрации половых органов, петтинга, орально-генитальных контактов и вестибулярного коитуса.

По мнению сексологов, совращение младенца способна привести к преждевременному психосексуальному развитию, искажению психосексуальных установок, напротив, нередко и к более глубокомысленным отклонениям в незрелой психике. В окружении причин формирования педофилии умельцы именуют задержки психосексуального развития, нередко выявляемые у этих лиц, трудности контакта со сверстниками и присутствие сексуальных расстройств, затрудняющих нормальный половой контакт. Некоторые сексологи различают достоверную педофилию, когда сексапильное влечение направлено исключительно на детей, и заместительную – в случаях отсутствия половозрелого партнера.

Направленность полового влечения на детей.

(от греч. Pais, родит, падеж, paidoc – дитя + …филия) (инфантосексуализм; падерозия), перверсия, при к-рой половое влечение направлено на детей. П. Возможно носить как гетеросексуальный, так и гомосексуальный характер. Наичаще встречается у лиц муж. Пола, в т.ч. С теми или иными психосексуальными отклонениями. Для вступления в контакт с детьми педофилы посещают места массового скопления подростков, иногда избирают род занятий, обеспечивающий нахождение в школах, детских садах, больницах и др. В большинстве случаев П. Выражается в развратных событиях; демонстрации порнографии; обнажении гениталий; взаимном онанировании; изредка сочетается с садизмом.

Как распознать педофила

Изучите типаж педофила Защитите ваших детей от насильников

Все отец с матерью хотят уберечь своих детей от притеснения, но ежели вы не сумеете распознать потенциального насильника, то как же обеспечить детям безопасность? Очутиться педофилом в силах всякой, и узнать его может быть трудно – особенно потому, то что большинство педофилов пользуются доверием уже знакомых детей. Научитесь видеть тревожные сигналы в поведении окрестных, узнайте, каких ситуаций нужно избегать и как предохранить вашего человеческое дитя от посягательств. Но помните, то что не все педофилы совершают нелегальные действия, и то что к ним должно относиться как к тяжелобольным людям, поскольку они не могут себя переделать.

Изучите типаж педофила

Педофилом способна оказаться всякой взрослый мужчина. Не существует какого-то особого телосложения, профессии или черт внешности, какими обладал бы всякий педофил. Педофилы бывают всякой расы или пола, и их религиозные убеждения, тренировки и хобби одинаково всячески, как и у остальных человек. Педофил возможно являть собой очаровательным, добрым, любящим, абсолютно добропорядочным –и при этом виртуозно скрывать свои черные мысли. Какой направляется вывод? Вы никого не обязаны освобождать от сомнений. 1

Изображение с названием Identify a Pedophile Step

Знайте, большая часть педофилов знакомы с детьми, на которых покушаются. В тридцати процентах случаев насильником оказывается член семьи младенца, подвергшегося сексуальному домогательству, и в шестидесяти процентах насильник не составляет членом семьи, однако ребенок его прекрасно знает. Всего десять процентов детей подвергаются насилию со стороны незнакомцев. Второго

Наичаще всего педофилом оказывается кто-нибудь, с кем ребенок сталкивается вне жилища: в школе либо на внешкольных занятиях. Данное может быть учитель, сосед, тренер, духовное лицо, преподаватель музыки иначе приходящая няня.

Участники семьи – отцы, деда, дядюшки, кузены, приемные родители и так далее – также могут быть сексапильными агрессорами.

Суммарные характеристики педофилов. Хоть педофилом может очутиться всякой, большинство из них все-таки мужчины. Пол жертвы для них неважен, опасности склонны к как девчонки, так и мальчики. Немалые из насильников в прошлом сами подвергались физическому в противном случае сексапильному насилию.

Немногие страдают психическими недугами, так, например, расстройствами личности, в противном случае расположены в угнетенном состоянии.

В окружении педофилов-мужчин поровну гетеро- и гомосексуалистов. Идея, то что гомосексуалисты наичаще стают педофилами, – не более чем миф

Педофилы-женщины чаще выбирают мальчиков, чем девчонок.

Типичное поведение педофилов. Неоднократно педофилы не проявляют такой же интерес к огромным, какой они выказывают к детям. Они могут иметь профессию, позволяющую им быть среди детей несомненной возрастной команды, иначе же выбирают альтернативные способы провести досуг с детьми наедине. Данное возможно быть наставник, няня либо сосед, какой запросто хочет помочь. Семь

Педофилы привычно воспринимают детей как огромных и соответствующе ведут себя. Они могут, к примеру, обратиться к малышу так, как вы превратились бы к собственному недетскому приятелю в противном случае даже к любовнику.

Педофилы часто говорят, то что они любят всех детей на мире или то что они сами все еще чувствуют себя детьми.

Ищите признаки «ухаживания». Под «ухаживанием» подразумевается процесс завоевания педофилом взаимодоверия человеческое дитя, а и доверия отца с матерью. В течение немногих месяцев, иногда даже лет педофил становится доверенным приятелем семьи, призывает посидеть с ребенком, берет младенца с собой за покупками, или водит на поездки, в противном случае еще каким-то образом делает с ребенком время. Множество педофилов не затевает свои домогательства, пока не удостоверится, то что ребенок целиком им доверяет. Также они могут использовать общественное мнение, для того чтоб укрепить свою репутацию добропорядочного человека в глазах семьи.

Педофил выбирает детей, восприимчивых к его тактике, – так, например, таких, которые нуждаются в эмоциональной поддержке иначе каким не хватает дома внимания. Он убеждает отца с матерью, что с ним дети расположены в безопасности, и в глазах малыша старается выглядеть заботливым «родителем».

Кое-какие педофилы охотятся на детей из неполных семей. В таких семьях нет возможности гарантировать довольный надзор за ребенком. Педофилы убеждают родителя-одиночку в своей положительности, говорят, то что могут присмотреть за ребенком, пока мама в противном случае отец работает.

Растлители малолетних часто используют круглый ряд уловок и трюков, включая вербальных, для того чтоб покорить взаимодоверие и/иначе перехитрить младенца. К ним относятся: игра на любви к тайнам (большая часть детей обожает секреты, воспринимает их как нечто «огромное», как источник администрации над окрестными), сексапильно откровенные игры, ласки, поцелуи, прикосновения, действие с сексапильным подтекстом, показ порнографии, принуждение, подарки, лесть и – худший из всех – игра на привязанности и любви человеческое дитя. Все данные средства используются, для того чтоб отдалить и запутать вашего человеческое дитя от вас.

Постарайтесь узнать, существовали ли в вашем населенном пункте происшествии сексуального нападения на детей. К сожалению, в России пока не существует открытых баз текущих с фотографиями и именами педофилов, уличенных в противоправных действиях.

Поэтому каждый родитель обязан рассчитывать лишь на себя.

Предупрежден – значит вооружен, однако помните, то что наказанием нужны заниматься органы правосудия.

Изображение с названием Identify a Pedophile Step

Контролируйте внешкольную деятельность вашего ребенка. Старайтесь по минимуму оставлять его без своего личного присмотра – это самый идеальный средство защиты. Уязвимы дети, не получающие достаточно внимания от родных отца с матерью. Сопровождайте младенца на секции, многообразные кружки или на тренировки спорта. Не ленитесь хорошенько узнать тех недетских, которые расположены рядом с вашими детьми. Дайте окрестным представить, что вы энергично участвуете в существования малыша и можете появиться в любой миг.

Ежели вы не можете быть с вашим малышом во момент прогулки, экскурсии либо поездки – убедитесь, что вам прекрасно знакомы, по крайней мере, двое взрослых, сопровождающих вашего человеческое дитя.

Не покидайте младенца наедине со огромными, каких вы не знаете. Опасность может исходить даже от родственников. Старайтесь по максимуму быть рядом.

Установите камеру, ежели нанимаете няню. Во досуг личного отсутствия применяйте ее, для того чтоб убедиться, что ребенок в безопасности. Тайная камера сможет помочь выявить неуместное поведение няни. Даже ежели вы гладко знаете свою няню, меры предосторожности превыше всего.

Научите вашего ребенка быть осторожным в интернете. Педофилы могут притворяться в сети детьми либо подростками, чтобы обмануть родных потенциальных жертв. Пусть ваш ребенок знает о данном событии. Контролируйте сайты, которые он навещает, и время, проводимое в сети. Постоянно спрашивайте младенца, с кем он общается онлайн.

Запретите младенцу отсылать свои фотографии людям, с которым он познакомился в интернете, и тем более с кем-то встречаться в реальной существования.

Помните, то что дети могут не все вам рассказывать, особенно ежели кто-то поощряет их хранить секрет, так то что вам требуемо быть бдительным и следить за тем, что ребенок выполняет в сети.

Убедитесь, то что ребенок покупает от вас достаточную эмоциональную поддержку.

Педофилы появятся просить детей держать в секрете от отца с матерью все, что совершается.

Скажите малышу, что ежели кто-то просит его сохранить что-то в загадке от вас – то не потому, то что вы рассердитесь и отругаете человеческое дитя, а также потому, то что развивается что-то нехорошее.

Поскольку дети, не получающие достаточно внимания, более уязвимы, убедитесь, то что вы проводите с ребенком много срока и то что он чувствует вашу поддержку. Находите каждый день досуг, чтобы пообщаться с ребенком и построить доверительные взаимоотношения.

Интересуйтесь, нежели занят ваш ребенок в течение дня, в том числе школу, секции, кружки, хобби и прочие занятия и увлечении младенца.

Дайте ребенку понять, что он в силах поведать вам все что угодно, и то что вы всегда его выслушаете.

Научите малыша, что посторонние люди не обязаные его трогать. Объясните ему, что существует «хорошие» прикосновения, например, если кто-то похлопает его по плечу или потреплет по голове, существует «ужасные» – щипки, удары, подзатыльники, напротив, имеется недопустимые, и что если это случится, то ребенок здесь же должен все рассказать вам. Можно использовать понятие «загадочные прикосновения», то имеются такие, о которых ребенка просят никому не говорить; научите ребенка, то что про такие «скрытые» прикосновения следует в тот же миг отметить вам.

Пусть ребенок знает, то что никто не обязан трогать его в определенных местах. Реально объяснить так: все, то что у тебя под купальником, чужие люди трогать не должны.

Скажите также, что если кто-нибудь попытается данное создать, то ребенок обязан крикнуть «Нет! » и сбежать.

Научите его немедленно идти к вам, ежели совершается что-то подобное.

Как представить, что с ребенком что-то не в порядке? Ежели вы зафиксировали, что ребенок начал вести себя или, нежели в большинстве случаев, постарайтесь выведать причины. Постоянно задавайте младенцу вопросы об том, как прошел его день, в том числе что за «хорошие», «плохие» и «скрытые» прикосновения у него в настоящее время существовали. Данное сможет помочь вам наладить с ребенком контакт.

Никогда не ругайте человеческое дитя, ежели он говорит вам, что его потрогали в запрещенных местах. Доверяйте личному ребенку. Даже если людей, какого ребенок обвиняет, является уважаемым человеком и кажется неспособным осуществить такое, – верьте, прежде всего, малышу.

Помните, самое ведущее, то что вы можете выполнить для личных детей – это быть к ним заботливым. Следите за их потребностями и желаниями, говорите с ними, слушайте их – и вы станете идеальным родителем на свете. Если вы не обращаете внимания на малыша – данное произведет за вас кто-нибудь другой.

Предупреждения

Ежели ребенок расстроен иначе закрывается в себе, это предпринимает его легкой добычей для растлителей. Интересуйтесь его делами, расспрашивайте его об друзьях. Если товарищей нет, постарайтесь подсобить малышу их отыскать. Помните, мощность в количестве, и неоднократно товарищи весьма выручают, когда у вас самих нет возможности быть возле.

Кратчайшая справка: педофил, иначе тяжелобольной педофилией, – данное прежде всего тот, кто испытывает половое влечение к детям. В средствах многочисленной информации термин «педофил» зачастую ошибочно применяют по взаимоотношению ко всем уголовникам, совершившим правонарушение на сексуальной почве против несовершеннолетних. Немногие педофилы испытывают влечение к детям допубертатного иначе раннего пубертатного периода, прочие – к подросткам. Насильник – данное всякой, кто подвергает детей насилию, вне зависимости от его сексуальных наклонностей и предпочтений.

Загвоздке притеснения над детьми требуется проявлять всестороннее любопытство, в том числе пытаться предупредить данное явление, налаживая доверительные отношения с собственными детьми.

Термин «педофилия» не составляет синонимом сексуального насилия над детьми: далекое-далеко не все страдающие педофилией (педофилы) подвержены криминальным событиям, напрямую проявляющим их сексуальное отклонение — к совершению половых преступлений против детей, и совместно с тем не каждый злоумышленник, совершивший сексапильное насилие над ребенком, болен педофилией (педофил). Немалые из больных педофилией, вопреки общественному теории, сами боятся личных склонностей.

Лечение педофилии воображает значительные трудности, потому что тяжелобольной в большинстве случаев боится обратиться за поддержкой. Врач же часто не возможно быть достаточно отстраненным и объективным при общении с больным, в последствии чего страдающей педофилией не покупает достаточной помощи и, потеряв надежду, переходит к активным поведениям.

Педофили? Я (от др. -греч.????, род. П.?????? — «ребенок» и????? — «любовь») (инфантосексуализм, падерозия) — психическое расстройство, одна из большинства сексуальных девиаций (отклонений). Лиц, имеющих это заболевание, именуют педофилами.

В широком смысле «педофилия» означает половое влечение к детям. Одинвторого В разговорной речи этот термин нередко используется расширительно, по взаимоотношению к сексапильному влечению не только к детям раннепубертатного и допубертатного возраста, однако и в общем к лицам, не достигшим совершеннолетия, вернее — возраста сексуального одобрения.

Юридический и медицинский аспекты затруднения

Вытекает подчеркнуть, то что термин «педофилия» является сугубо медицинским, сексологическим. Третьего В современной юриспруденции термин «педофилия» не употребляется — в ней вообще множестве разнообразных преступлений рассматриваются и многообразные категории правонарушений супротив половой неприкосновенности несовершеннолетних лиц (детей, молодых людей), не достигших возраста сексуального согласия, вдобавок сексуальные предпочтения, сексапильная ориентация обвиняемого в таких преступлениях рассматривается запросто как 1 из большинства деталей дела. Тем не менее у очень значительной части убийц, совершивших половые преступления против детей и молодых людей, обнаруживаются симптомы, соответствующие диагностическим критериям педофилии по DSM-IV. 4 (По сексапильным преступлениям супротив несовершеннолетних см. Статьи Растление и Сексуальные преступления против несовершеннолетних. )

Не каждый педофил представляется уголовником — немногие из них не решаются это влечение воплотить в жизнь. Кое-какие всю жизнь идут к его реализации. Решающим фактором опосля какого педофил решается реализовать личное влечение в большинстве случаев представляется алкогольное опьянение. Алкоголь снижает контроль за влечениями, включая за половым. Тем не менее алкоголь не возбуждает половое влечение а, лишь снимает психологические барьеры.

Причины педофилии

Признается, что большая часть педофилов в детстве сами подверглись развращению или изнасилованию, для кое-каких из них это в силах стать единственно видимым вариантом сексуального влечения. В самом деле, имеются сведения, какие доказывают эту теорию. Например, в исследовании 2001 года по устранению детского растления Дж. Абель и Н. Харлоу пишут, что для злоупотребленных в детстве мальчиков увеличивается риск того, что они сами, повзрослев, станут растлителями детей. В соответствии их данным, более чем 47 % признавшихся растлителей сами в детстве начали жертвами сексуального злоупотребления. Эти цифры не противоречат результатам других экспериментов. Так, например, создатели 1 изысканияпять нашли, то что 70 % мужчин-педофилов сами стали жертвами педофилов. Но наряду с этим событием признанно, что множество мужчин, ставших жертвами педофилов, не совершают сексуальные разбоя: из выборки мужчин, переживших сексапильное злоупотребление в детстве, только 38 % сами совершили или физическое или сексуальное насилие. 5 Нужно избегать путаницы в том, насколько пережитое сексапильное злоупотребление в детстве оказывает влияние на вероятность совершения сексуального преступления мужчиной — жертвой в грядущем. Кроме того, большую часть жертв сексуального злоупотребления — девочки, тем не менее большая часть педофилов — мужчины. Учитывая данные эти, реально прийти к выводу, то что лишь научения мало для объяснения педофилии.

Эксперименты, свидетельствующие о вреде и об отсутствии вреда для младенца

По данным научной литературы, особым изысканиям профессора Лисакович М.В. (Лисакович М.В. О срока появления таланты к совокуплению у девчонок // Первый Всесоюзный съезд судебных медиков. – Киев, 1976. – С. 639-640. ), собственным практическим наблюдениям, не отстающие от сверстниц в сомато-сексуальном развитии девчонки обыденно (в среднем) достигают способности к совокуплению с взрослыми юношами и мужчинами в 13 лет, напротив, некоторые и до этого – в одиннадцать – двенадцатого лет (при условии средних размеров половых органов лица мужского пола, отсутствия их гигантизма – мегалопениса). Естественно, что насильственный половой акт более травматичен, чем добровольный.

Клинические исследования и ретроспективные опросы часто дают преувеличенные цифры, ибо немалые люди задним числом преувеличивают свои беды и применяют их для разъяснения (и оправдания) родных психологических и сексуальных трудностей.

Психологическая атмосфера и субъективный, личностный смысл этого взаимодействия весомее его сексуального сюжета.

Причинная связь между детским сексуальным опытом и позднейшими неврозами не доказана, нередко данное всего только ретроспективная рационализация неудовлетворенности собой и личной жизнью: “я такая, потому что со мной сделали то-то”.

Исследования, свидетельствующие об отсутствии вреда для младенца

Cтатистический анализ этих семи важнейших и больше всего репрезентативных национальных исследований, проведенных в США, Великобритании, Канаде и Испании, показал, то что огромней частью такой опыт не оказывает долгосрочного вредного влияния на психическое здоровье и психосексуальное эволюция малыша. Шестом

В ряде экспериментов Okami P. & Goldberg A. Было показано, то что кое-какие педофилы налаживают с детьми чувства, в которых сексуальные аспекты играют второстепенную роль, а дети испытывают к ним позитивные чувствасемь

В 1998 году Брюс Ринд и его сотрудника опубликовали изучение, восемь показавшее, то что даже вред от секса для неполовозрелых в какой-то степени преувеличен. Они выполнили мета-анализ 59 анализов психотравм от сексуальных домогательств, пережитых в детстве. Они показали, то что люди, столкнувшиеся с домогательствами, в самом деле менее успешны — однако данное связано скорее с тем, что они в принципе росли в неблагополучных семьях; ежели сделать на данное поправку при оценке этих, то негативный результат от собственно сексуальных домогательств прекращает быть статистически значимым.

Клэнси печатает в “Мифе об Травме”, что, когда она работала в Гарварде в 1996, мнение травмы считала, то что “если ребенок будет участвовать в сексуальных воздействиях, то лишь ежели будет принужден угрозами иначе еще каким-нибудь образом” (p. 41). В то время она захватила интервью у жертв поняла то что, “Они не боролись с совратителем. Это не было выполнено супротив их воли. Лишь пяти% попытались прервать уголовника. ”

Изучения, свидетельствующие об вредных последствиях для малыша

Личный вред в силах быть связан с опасностью или фактом изнасилования, а также с заражением венирическими болезнями и/в противном случае ВИЧ-инфекциеей.

В окружении долгосрочных рискованных последствий сексуальных либо развратных событий для младенца врачи выделяют: 9 пробы самоубийств, страхи, депрессия, злоупотребления алкоголем и наркотиками, прерывание обучения в школе, стресс, сексуальные расстройства, психические проблемы суммарного характера. По данным (Edgardh, 1999), из девочек, подвергнувшихся сексапильным или развратным событиям в детстве, семнадцати % имели мысли об самоубийстве и более тридцать % сделали попытку самоубийства либо выполнили прочие события самоповреждения. Соответствующие цифры в окружении мальчиков — восьмого % и 33 процента. 9

В соответствии другим изучениям (на материалах из США), десятого 70 % человечество, какие в детстве имели эксперимент, когда их половые органы ласкали или с которыми совершали половой акт без их одобрения, даже если это не сопровождалось притеснением, к 21 году начинают страдать глубокомысленными психическими отклонениями. Данные отклонения включают маниакально-депрессивный психоз, фобии, посттравматический синдром, алкоголизм, наркоманию, антиобщественное поведение. Более четверти человечества пытались совершить суицид. При данном событии психические отклонения следились только у 27 % человечества, какие не имели похожего сексуального опыта в детстве. Направляется, тем не менее, иметь в виду, то что жертвами педофилов наичаще стают дети, располагающие психологические в противном случае социальные проблемы, что осложняет эксперимента такого семейства. Впрочем, до 50 % осужденных педофилов сами являются жертвами сексуального домогательства в детстве, 11 то что возможно рассматриваться, как проявление социальной болезни общества, приводящей к нарушению психосексуального развития.

Детская порнография

Де? Тская порногра? Фия — порнографические материалы с участием несовершеннолетних. В законодательстве большинства стран содержится строгий запрет на создание, хранение и распространение подобных материалов.

Определение

Дополнительным протоколом к Конвенции о правах человеческое дитя от 25 мая 2000, касающимся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, детская порнография определяется как «разное изображение какими бы то ни было средствами человеческое дитя, совершающего настоящие или смоделированные откровенно сексуальные действия, иначе разное изображение половых органов человеческое дитя генеральным образом в сексуальных целях» (ст. 2c)одного.

Также высчитывания детской порнографии существуют в иных международных договорах, в частности, в Конвенции Совета Европы об охране детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия.

Различия в национальном законодательстве

В законодательствах многообразных стран применяются разные определения детской порнографии. Как правило, запрещается изображение сексуальных событий с участием реальных детей и подростков, чей возраст ниже несомненного порога. В частичных государствах запрещено изготовление разных изображений детей и молодых людей в голом виде, независимо от того, носят ли они эротический характер; кроме того, в частичных государствах незаконной составляет также порнографическая продукция, показывающая сексуальные отношения несовершеннолетних, созданная без участия настоящих детей и молодых людей (так, например, рисунки, компьютерная графика и т. П.).

До 2003 г. Преступным кодексом РФ не предусматривалась отдельная ответственность за детскую порнографию, и следствие в данных случаях велось по статьям 241 и 242. В 2003 году в УК РФ была введена статья 242.1 «Изготовление и оборот материалов в противном случае предметов с порнографическими рисунками несовершеннолетних», какая в пункте 1 назначает уголовную серьезность за изготовление, приобретение, хранение и (либо) перемещение сквозь Государственную пределу Российской Федерации в целях распространения, публичной демонстрации иначе рекламирования или распространение, публичная демонстрация в противном случае рекламирование материалов либо предметов с порнографическими рисунками несовершеннолетних — наказываются лишением свободы на срок от двух до 8-ми лет с лишением права занимать определенные должности либо заниматься несомненной деятельностью на срок до пятнадцати лет либо без такового.

В июле 2012 года в России был нанят Федеральный закон № 139-ФЗ от 28 июля 2012 года, согласно какому сайты с детской порнографией будут блокироваться и их IP будет вноситься в реестр нелегальных адресов на основании решений уполномоченных Правительством федеральных органов исполнительной правительство, принятых в соответствии с их компетенцией в порядке, установленном Правительством. Часть закона об реестре блокируемых сайтов вступила в силу с одного ноября 2012 года.

Связь с насилием над детьми

Экспериментаторы и эксперты высказывают многообразные мнения по поводу причинно-следственной связи между просмотром детской порнографии и сексуальными домогательствами к детям в реальной жизни.

В соответствии с исследованиями, проведенными Майо Клиник (США), от тридцать % до 80 % человечества, просматривавших детскую порнографию, и 76 % из тех, кто был арестован за просмотр детской порнографии в Интернете, приставали к малышу. В то же время исследователи отмечают, то что трудно узнать, как много людей перешли от компьютерной детской порнографии к физическому акту супротив ребенка, и как много перешли к такому акту без использования компьютеравторого. В то же время американский обзор применения Интернета для соблазнения детей от 2008 года подчеркивает вероятную связь между растлением малолетних и просмотром детской порнографии в Интернететрех.

С другой стороны, швейцарское исследование говорит, то что детская порнография не является фактором риска для тех, кто не совершал сексуальные разбоя (в то же время говорится об необходимости провести опыты для тех, кто делал аналогичные разбоя)четвертая.

В Японии опосля отмены в 1972 году запрета на всю порнографию (включая многочисленные рисованные изображения сексуальных событий с участием несовершеннолетних) процент девочек до 13 лет в окружении жертв изнасилования провалился к 1995 году более чем вдвое (с восьмого, трех % до четырех %)пяти.

В июне 2014 года парламент Японии принял закон, устанавливающий преступную ответственность за хранение детской порнографии. Новое законодательство запрещает владение фотографиями и видеоматериал с порнографическим изображением реальных детей в возрасте до 18 лет, но не включает изображения иначе цифровые сформированные образы. В соответствии с законом, для нарушителей предусмотрен штраф до миллиона иен ($9, восьми тыс. ) в противном случае тюремный срок до одного года. Санкции для нарушителей начнут применяться спустя год, в течение какого владельцы нелегальных материалов обязаны полностью от них освободиться. Шестом Таким образом, Япония стала одной из последних развитых стран, запретивших хранение детской порнографии.

Детская порнография и сексуальные девиации

Среди сексопатологов и судебных психиатров нет общего мнения о существовании взаимосвязи промеж просмотром детской порнографии и парафилическими расстройствами.

В статье ученого психиатрии Университета Дьюка Allen Frances (англ. ) и ученого клинической психиатрии Колумбийского университета Michael B. First (англ. ) «Нebephilia Is Not a Mental Disorder in DSM-IV-TR and Should Not Become One in DSM-5»семь приводятся текущие изучения на источнике плетизмографии пениса реакции на детскую порнографию среди 48 здоровых гетеросексуальных мужиков, служащих в вооруженных силах (Freund & Castell, 1971).

В результате эксперименты физиологическая реакция на обнаженные изображения молодых людей женского пола (12-16 лет) и недетских женщин (17-36 лет) была в равной степени высокой, на девчонок детского возраста (4-10 лет) — средне выраженной, напротив, на детей, молодых людей и взрослых мужского пола — негативной.

Сама статья посвящена гебофилии — так в американской сексопатологии обозначается влечение к половозрелым раннепубертатным подросткам, обычно до четырнадцать лет; в действующей американской диагностической классификации гебофилия пока не отнесена к сексапильным девиациям.

Однако, в альтернативных американских изучениях доказывается эффективность применения плетизмографии пениса для диагностирования педофилического расстройства у испытуемого. В разных изысканиях точность метода при выявлении педофилов оценивается от 29 % до 61 %. Восемьдевятьдесятого

Суды в США отклоняют доказательства виновности в сексуальных правонарушениях, основанные на плетизмографии пениса. Верховный суд США определяет плетизмографию полового члена как ненадежный способ, ссылаясь на две причины: научная литература не описывает сей способ, как долговечный; большая часть обвиняемых в инцесте, чья вина была доказана, не демонстрируют никаких отклонений при прохождении теста. Высокая судьба ложно-отрицательных последствий совершает метод ненадежным. 11

Также на основании намерения девятого американского окружного апелляционного суда, «заключенных невозможно принуждать к сексуальной стимуляции с целью получить представления о их настоящих наклонностях».

Пересылка подростками своих эротических изображений

В некоторых странах, в частности в США и Австралии пересылка подростками родных эротических изображений со своего мобильного телефона на мобильные телефоны других молодых людей (секстинг) рассматривается как детская порнография — причем виновными считаются два: как мужчина, отправивший фотографии, так и сотворивший их — это классифицируется как производство и хранение детской порнографии соответственно. Питер Камминг, профессор Университета Йорка в Торонто, критикует подведение похожих занятий под преступную статью о детской порнографии.

Детская порнография как инструмент цензуры

27 мая 2007 года на семинаре, устроенном Торговой палатой США в Стокгольме, агент антипиратской группы Дании Йоганн Шлютер13 открыто объявил с трибуны

Слова Шлютера подтверждает тот факт, то что став сражаться с детской порнографией в 2005 годусемнадцати, Дания постепенно перешла к блокированию как файлообменных181920, так и вполне легальных сайтов21 (См. Также статью Internet Censorship in Denmark). Подобным образом, по мнению журнала Wired UK22, лобби копирайта убедило Верховный суд Великобритании под предлогом поединки с детской порнографией принять в 2012 году антипиратские законы. 23 В 2013 году премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон в рамках «кампании по охране детей от порнографии» предложил поисковым системам и региональным провайдерам автономно ввести фильтрацию контента, пригрозив или провести соответствующий закон. 24 При этом Кэмерон так и не смог объяснить, каким образом его инициатива может быть реализована технически25, а также само его предложение вызвало критику со стороны бывшего главы CEOP Джима Гэмбла26 и существовавшего члена Палаты общин Луизы Менш27. Фактически, похожие меры носят деструктивный характер, потому, что черный рынок детской порнографии во немалом вынужден именно таким фильтрам поисковых систем и их сотрудничеству с правоохранительными органами. 28

В 2009 году в Германии по инициативе29 тогдашнего министра по делам семьи, пенсионеров, женщин и молодого поколения Урсулы фон дер Лейен «бороться» с детской порнографией в сети собирались вводом страниц-заглушек перед запрещенным материалом, особо подчеркнув то что уже достигнута договоренность с семью крупнейшими провайдерами Германии, каким принадлежит 95 % рынка. 30 Суть закона заключалась в том, что тайные списки запрещенных материалов, составленные в Бундескриминаламт каждодневно рассылаются провайдерам, которые обязаны показывать пользователю знак «Стоп», ежели он пытается открыть страницу, попавшую в черный таблица. Но даже заметив такой знак, пользователь все равно мог добраться до запрашиваемого сайта, просто сделав еще один клик. Несмотря на самую огромную в рассказа ФРГ гражданскую петицию в более чем 130 000 подписавшихся и усиленную критику консультантов, Бундестаг принял закон «О барьерах в Интернете»31 с последствием 389 голосов «за», 128 «против», 18 воздержавшихся и 77 «не принявших участие». 32 По словам ряда правозащитников и экспертов, текущий закон открывал дверь в сторону цензуры в Интернете, так как не было никаких гарантий, то что черный список не будет распространяться на альтернативные сферы, поскольку Бундескриминаламт отказалось ввести должность ответственного за сохранение загадки пользовательских этих, то что согласно немецкому законодательству не позволит употреблять всяких санкций против нелегальных сайтов, а их владельцев и гостей. Вкупе с тем, то что барьер элементарно обходился альтернативными DNS-серверами, он не мог считаться действенным способом борьбы с детской порнографией. 33 И только под давлением СвДП закон был пересмотрен в сторону снятия порносайтов взамен их блокирования. Также партии удалось добиться, для того чтоб доступ к персональным текущим абонентов был бы разрешен только в случае опасности национальной безопасности, а для осуществления скрытых проверок компьютеров подозреваемых при выручки троянских программ требовалось соответствующее постановление прокуратуры.

Нoчь. В oткрытoe oкнo твoeй кoмнaты в двухкoмнaтнoй «хрущeвкe» приятнo вeeт прoхлaдoй, нo ты все вoрoчaeшься и нe мoжeшь зaснуть. Eщe пaру лeт нaзaд тaкaя привычнaя и рoднaя тeбe пoстeль сeйчaс ужe кaжeтся нeудoбнoй. Ты встaeшь и тихoнькo прoхoдишь нa кухню. Нaливaeшь вoды. Смoтришь в тeмнoту двoрa, в кoтoрoм eдвa угaдывaются силуэты дeтских кaчeлeй и трoпинкa мeжду ними, пo кoтoрoй ты кoгдa-тo хoдил в шкoлу.

Щeлчoк выключaтeля. Нa кухнe зaгoрaeтся свeт.

— — Нe спится, сынoк?

Ты дeлaeшь глoтoк вoды.

— — Дa вoт, все стaлo ужe тaким нeпривычным здeсь. Прочим, чтo ли.

Oнa кивaeт. Eй нeмнoжкo зябкo стoять бoсикoм нa пoлу, и oнa сaдится нa стул. Oнa устaлo клaдeт руки нa стoл и глядит нa тeбя. Тeбe нeлoвкo. Ты вeдь знaл, кaк oнa пeрeживaeт, чтo ты уeхaл, пeрeживaeт, чтo ты пeрeстaл eй чaстo звoнить. Звeнящaя тишинa. Ты ищeшь и нe знaeшь, кaк прeрвaть eе. Чтoб убрaть нeлoвкoсть, ты гoвoришь кaкиe-тo дeжурныe фрaзы o дeтствe и o тoм, кaк труднo учиться в институтe. В шeстoй рaз oписывaeшь eй свoю кoмнaту в oбщeжитии. Пoтoм стaвишь стaкaн в рaкoвину и ухoдишь к сeбe.

Вoрoчaeшься в пoстeли кaкoe-тo врeмя. Пoтoм нa кухнe щeлкaeт выключaтeль и узкaя пoлoскa свeтa прoпaдaeт из-пoд двeри. Двeрь oткрывaeтся, oнa зaхoдит и тихoнькo сaдится нa крaй крoвaти.

— — Мaм?

Мoлчaниe. Oнa oтвeчaeт нe срaзу.

— — У мeня вeдь бoльшe никoгo нe oстaлoсь. Тoлькo ты. Мнe вeдь дaжe и дoмa нeзaчeм…

Oнa зaпнулaсь и нe дoгoвoрилa. Ты пoчувствoвaл слeзы в ee гoлoсe. Прислушaлся. Oнa тихoнькo плaкaлa.

Ты привстaл с крoвaти и приoбнял ee зa плeчи.

— — Мaм, ты чтo?

Ты oстрo чувствoвaл нeoбхoдимoсть скaзaть чтo-тo утeшитeльнoe, нo нe мoг придумaть, чтo жe скaзaть. Тишинa мучитeльнo тянулaсь, a мaмa плaкaлa.

— — Мнe вeдь тaк oдинoкo. Пoйми, у мeня вeдь бoльшe нeт никoгo.

Ты oбнял eе eще крeпчe. Ткaнь ee нoчнушки смялaсь пoд твoими рукaми и ты щeкoй oщутил тeплo eе кoжи. Oнa чуть нaклoнилaсь и лeглa с крaю нa твoю крoвaть.

Тишинa. Прoхлaдный вoздух струится из приoткрытoгo oкнa. Бeзуспeшнo пытaeшься нaйти утeшитeльныe слoвa для нee и слушaeшь eе тихиe всхлипывaния. Жaлoбныe и бeспoмoщныe. Слoвнo мoльбa o пoмoщи бeздoмнoй кoшeчки, кoтoрaя oстaлaсь бeз eды и крoвa. Ты oщущaeшь ee бeззaщитнoсть. И ee дыхaниe прямo у сeбя нaд ухoм.

Эрeкция в трусaх скoльзнулa пo ee бeдру и ты стыдливo oтoдвинулся oт ee нoги. В ушaх у тeбя зaзвeнeлo oт стыдa и нeлoвкoсти, и чувствa вины срaзу зa все бeз рaзбoру. Стaлo жaркo. Oт eе тeплoгo тeлa, oт сoбствeннoй нeлoвкoсти. Хoтeлoсь чтo-тo скaзaть в свoе oпрaвдaниe, нo вмeстo этoгo тoлькo звeнящaя тишинa в вoздухe. И жaр oт сoприкoснoвeния тeл. Мягкaя тяжeлaя грудь кaсaeтся твoeгo плeчa. Избытoк гoрмoнoв бурлит в твoем мoлoдoм мужскoм тeлe. Нeугoмoннaя эрeкция ужe вo всю нaтягивaeт ткaнь твoих трусoв.

Eе нoгa пoдoдвинулaсь ближe и кoснулaсь сaмoгo кoнчикa. Ты внoвь былo пoстaрaлся oтoдвинуться, нo вмeстo этoгo услышaл спокойную прoсьбу:

— — Нe убирaй.

Всхлипывaния стaли рeжe. Стaлo жaркo, кaк в бaнe. Пo твoeму лбу прoскoльзнулa кaпeлькa пoтa. A пoтoм мaмa мeдлeннo нaпoлзлa нa тeбя всeм тeлoм и придaвилa эрeкцию свoим мягким живoтoм.

Прямo нaд твoим лицoм сeйчaс былa шeя и плeчo, выглядывaющee из-пoд eе нoчнушки. Oт них пaхлo мoлoкoм и уютoм. Былo гoрячo. Пo твoим бoкaм скoльзнули ee кoлeни.

Тeбe стрaшнo хoтeлoсь жeнщину. И ты кoснулся губaми тeплoй кoжи.

Нe шeвeлясь, ты испугaнo лeжaл, приятнo придaвлeнный вeсoм eе тeлa. Мягкaя грудь слoвнo рaстeклaсь пo тeбe. В тo жe врeмя мaмa eлe зaмeтнo двигaлa бeдрaми. Тихo и бeсшумнo. Слoвнo сaмa бoялaсь, чтo ты зaмeтишь этo. Мoкрый кoнчик гoлoвки мeдлeннo скoльзил пoд трусaми. Стaнoвилoсь всe слaщe и слaщe oт зaпрeтных движeний. Ee ритмичнoe дыхaниe вoзбуждaлo eще сильнee.

Oнa явнo нe тoрoпилaсь. Eй нужнo былo врeмя. И ты дaл eй этo врeмя, бaлaнсируя нa грaни oргaзмa: стaрaясь oттянуть этoт мoмeнт.

Кoгдa oнa былa гoтoвa, oнa двинулa бeдрaми и спoлзлa чуть вышe пo тeбe И чувствитeльнaя гoлoвкa oщутилa, чтo oнa тeпeрь придaвлeнa нe глaдкoй кoжeй живoтa, a щeлoчкoй мeжду двух тугих, нaлитых крoвью пoлoвинoк. Ты oсoзнaл, чтo этo зa мeстo и тeрпeть этo бoльшe нe былo сил. В гoлoвe пoмутнeлo. Ты пoчувствoвaл, чтo oнa тoжe нaчaлa кoнчaть.

Кoгдa oнa вышлa из кoмнaты, ты oстaлся лeжaть нa спинe в нaсквoзь мoкрых трусaх oт спeрмы и жeнских сoкoв. Тeбe былo дo бoли стыднo и гaдкo oт этoгo чувствa.

Трамвая не было уже минут двадцать. Эта проклятая десятка ходит до того редко, что хотя плачь. Можно сказать весь отпуск отправился на такие вот тягостные ожидания в очереди за пивом. А с понедельника уже на работу. Народ рядом нервничает, рычит потихоньку, но ждет – домой всем хочется. 1 лишь я, очевидно, не торопился домой. Я, двадцатипятилетний юноша, год как разведенный, живу один и встречают меня в квартире разве что тараканы. Но ожидать все равно тошно, Я отошел в сторонку, закурил, чтоб успокоиться, и решил, то что если я досчитаю до ста, напротив, трамвая не будет, то дам кому-нибудь по роже. В противном случае сам получу – это не принципиально, высшее, чтоб разрядиться. Летний день подходил к концу, начало чуть свежее. Кое-где включились редкие рекламные надписи, вывески и т.п. Из парка наоборот вышли 2 мента с рацией, потоптались, скрылись за углом. Наступал вечер.

Где-то на пятом десятке я внезапно услышал:

– Слышь, парень…

Я превратился и увидел перед собой невысокую девчушку лет шестнадцати, уставившуюся на меня угрюмым взглядом.

– Угости сигаретой, – потребовала она шепотом.

– Иди домой, дите! На горшок и спать ясно? – ответил я но все же заметил, что мини у этой крошки сильно впечатляюще.

– Мамка далеко, – донесла таинственная незнакомка. – Не жмись.

Мы разговорились, напротив, спустя 5 минут уже сидели на скамейке в парке и барышня, небрежно орудуя сигареткой, рассказывала, то что зовут ее Олей, приехала она из Ленинграда, где отправилась из дома, потому что папа с мамой – шизанутые, вообще уже круглую неделю обладает богатую волю. Тогда я осторожно поинтересовался, где же она ночует, по воле случая не в отеле-люкс.

– Фу! – фыркнула Оля. – Что я, блядь какая-нибудь, чтоб по гостиницам таскаться? Где хочу, там и сплю, не твое дело.

Понятно, подумал я, любопытная штучка. В особенности ляжки. Юная собеседница, закинув ногу за ногу, имела самую непринужденную позу. Она как бы полулежала на лавочке, и неяркий освещение ближнего фонаря эффектно выделял полную прелесть юного туловища. Затянутые в черные колготки, по-детски полноватые, еще не тронутые временем ножки притягивали к себе, манили, вызывали смутные надежды. Они как бы шептали: “Мы мягкие, душевные ножки, мы творены, чтоб сводить с ума. Возьми нас! ” Одним словом, ляжки мне понравились. Вдохновленный. Я начал трепаться обо всем на свете: о том, какой лучший у нас город и как отлично, то что она сюда приехала, и как отлично, что встретила меня, напротив, не какого-нибудь хулигана, от какого реально всего предвкушать. Слова лились сами по себе, а также я лишь слушал и удивлялся, потому что получалось-таки довольно складно, причем без мата. Я так увлекся, то что даже и не заметил, то что моя знакомая тихонько дремлет, положив голову мне на плечо и вытянув ноги самым прямолинейным образом. Ее платье и без того короткое до невозможности, приподнялось еще выше, и по мере того, как Оля в медленном темпе сползала вниз, сантиметр за сантиметром обнажало округлые, роскошные бедра. Мой член, будто охотничий правильный пес, насторожился и в том же темпе, медленно, но необратимо начал приобретать требуемую стойку. Начало душно.

Когда платье поднялось чуть ли не до пупа, я вдруг поступил поразительное изобретение. На самом деле, на этой малютке СОВЕРШЕННО НЕ БЫЛО ТРУСОВ! Прозрачные черные колготки поверх голого туловища, а под ними – ничего. Вернее, там кое-что было. И на это недвусмысленно и безусловно указывало темное треугольное пятно как раз в том самом месте, где ему и положено быть у любой нормальной женщины. Правда, при смутном освещении и под темными-претемными колготками оно было, возможно, не так эффектно, как в натуральном виде, но той переделки я обыкновенный обалдел. Бабы без трусов на пути не валяются. Капельку потрясенный таким поворотом дела я огляделся. Слава богу, вроде тихо, лишь трамвай шумит где-то, Очень гладко, подумал я, что нету никого, весьма лучше. Оля, уткнувшись в мой бок, дышала ровно и размеренно, будто так и было положено. Не выспалась, наверное, бедолага, подумал я.

Дальше я решительно выбросил из головы все посторонние мысли и стал сосредоточенно наблюдать за тем, как моя рука все ближе и ближе близится к маленькому несветлому треугольнику. В конце концов, я дотронулся до мягкого бугорка, провел по нему кончиком пальцев, прислушался, Затем моя рука осмелела и сквозь секунду очутилась под колготками. Олечка никак не отреагировала на данное вторжение, ее живот безмятежно дышал и ничего не ощущал. Это придало мне еще большего нахальства. Спустя время мои дрожащие пальцы проникли между мог, тех самых ножек, какие уже столько времени ласкали мой взгляд. Еще немного настойчивости, и я почувствовал, которая теплая, влажная и мягкая писька у этой девчонки, как там хорошо и уютно, какие там бархатные волосики, как там все отлично устроено, как там… Мой палец уже вовсю шарил в девичьем влагалище, когда я вдруг услышал:

– Сколько времени?

Сего я от Олечки никак не ждал, правда стал привыкать ко многим неожиданностям.

– Без семи 11, – ответил я, взглянув на Фонарь, напротив, сам обычно растерялся. Я уж хотел было прекратить свое недостойное занятие, уже и член ослаб, но вдруг я почувствовал, как моя маленькая Оля прижимается все крепче и крепче, так крепко, что начало слышно, как колотится ее сердце, как сопит ее носик. Вот так дела, подумал я, а также у самого аж рука занемела. Однако как здесь остановишься, когда девица так благодарно постанывает, так гладит героическую руку, так плавно колышет бедрами? Так мы пыхтели не знаю уж и сколько. Наконец, мне это начало надоедать, я даже почувствовал воздушную обиду. Напоследок Оля чуть спросила и притихла:

– Ты хочешь?.

– Ну, – ответил я, вмиг сообразив суть вопроса.

Дальше я так же скоро оценил ситуацию и прикинул, то что трахнуть эту куклу будет лучше всего в близлежащем кустарнике, правда, в принципе, реально было и в высокой траве за качелями. Я подхватил Олечку на руки, и мы двинулись напрямик через клумбу к кустарнику. Девушка, стыдливо снизите глаза, хранила безмолвие. Все наши планы нарушило неожиданное появление милицейского наряда, какой медленно двигался по центральной аллее. Я мимолетно сбросил Ольгу на нашу планету, она также шустро натянула колготки, и мы поспешили возвратиться на бывшее положение.

– Терпеть не могу легавых! – прошипела моя подружка, когда мы уселись на лавочке, – козлы вонючие.

– Да ну их на фиг! – успокоил я девицу.

– Сейчас смоются, увидишь.

Тем не менее получилось иначе. Один из милиционеров не торопясь подошел к облюбованным мною кустам, снял штаны, сел и… Поступил свое дело. Спустя некоторое время патруль ушел. Я чуть не заплакал от обиды. Было такое ощущение, что нынешний мент не только нагадил в кустах, однако и насрал мне в самую душу, Вот так западло! Наверное, у меня было такое расстроенное выражение лица, что Оля погладила меня по щеке и сказала:

– Не бери в голову.

После этого она поднялась и спустила колготки до самых пят. Вслед за этим, задрав платье, встала на лавочку раком так, что аккурат перед самым моим носом явился ее пышный, сочный зад, матово поблескивавший в мире такой же полной луны. Чуток ошарашенный, я посмотрел вокруг. Пустынный парк, напротив, совместно с ним и весь город ничем не нарушали тишину наступившей ночи. Тотальное молчание, только изредка прошмыгнет агрегата на дороге, да некий лохматый котяра роется в мусорнике. К счастью, лавочка обнаружилась не слишком широкой, и я установил ноги по ее бокам, так что получалось довольно удобно. Чтоб не тратить лишнего срока (мошки так и кружили над нами, небогатая Олька из-за них то и дело дергала задницей), я не стал снимать штаны, напротив, достал родной окаменевший член сквозь ширинку и, чуть раздвинув Олечкины ножки, с чувством загнал его на видимую глубину. Оля охнула. Обхватив ее бедра, я создал немного пробных тактов нашей грядущей симфонии. Олечка также старалась взять грамотный аккорд, для чего начала равномерно двигать личным тазом навстречу моим движениям. Девочка, как видно, не новичок в интимных делах, отметил я подозрительно, стараясь прикрыть собой Ольку от комаров, а заодно и дотянуться до ее сисек под платьем. Спустя время мы как вытекает настроились и дружно засопели, вдобавок Олькино пыхтение меня так вдохновляло, что я запросто ошалел. Я вгонял член с такой силой, будто хотел проткнуть нынешний сочный плод насквозь, я сдавливал и мял упругие груди, словно хотел их выбросить и оторвать, я сжимал ее мягкий и бархатный зад так, что небогатый аж взопрел и покрылся пятнами, Постепенно знойное Олькино сопение стало переходить в прерывистое постанывание, а также ее хорошенькая попка начала совершать еще и частые круговые движения. От такой ламбады мы попросту обалдели. В личных брюках и свитере я вовсе запарился и мог бы только позавидовать Ольке, если бы хотя что-то я соображал в тот отрезок памяти. Идее мои рассыпались на какие-нибудь бессвязные, причудливые образы, в голове все перемешалось, а на мире, окромя задницы, ничего уже на жило. И над всем высокое и святое чувство – КАЙФ! Мой член трудяга нырял и нырял непрерывно, как заведенный, все больше наполняясь сладострастием, которое с всяким движением крепло и нарастало. И вот еще два-три мощных толчка, и горячая, щемящая волна пронзительным огнем опалила потрясающее ощущение, словно я взлетел высоко над землей, напротив, там, на лавочке моя славная

Олечка, выгнув спину, сдавленно и протяжно стонет, и вот ее вовсе уже нет, ибо глаза мои закрываются и для меня уже ничего не есть. Кошмарное дело, в особенности если долго не трахаться.

Когда я открыл глаза, то увидел, то что ничего в общем-то, не произошло: ночь, тишина, Олька стоит на четвереньках на лавочке, мотает головой, как пьяная. Нигде ни огонька, только в доме напротив парка светится какое-то окошко позднее, напротив, в нем кто-то маячит. Ну и черт с ним, подумалось, зараза. Видит и завидует. В полном молчании мы привели себя с порядок (небогатая Олька еле разогнулась), сели, закурили. Говорить не хотелось абсолютно, ничего не хотелось, но, как и положено джентльмену, я нарушил неловко молчание:

– А с тобой ничего, данное самое… Классно.

Оля стряхнула дрожащей рукой пепел и сказала:

– Мелочи существования,

На это я ей ответил что-то касательно проклятых комаров, какие непонятно зачем разработаны природой, и каких я ненавижу с раннего возраста. Оля согласилась и наименовала их “вонючими козлами”. Мы разговорились, а потом пошли ловить тачку.

Пока Олька чесалась в прихожей перед зеркалом, я взглянул на часы: было что-то около двух ночи. Так мало, подумал я. Мне казалось, что прошло уже черт знает сколько времени, в силах даже вся ночь осталась там в парке, на лавочке рядом качелей. Оля попросилась в ванную, а я на скорую руку прибрал в комнате – убрал диван, повыбрасывал в окно различный мусор со стола разом с пустыми бутылками, попрятал стары тряпки – получилось довольно-таки уютно. Для полного счастья попшикал все дезодорантом, сел и стал соображать. Все складывалось лучшим образом, разве что из-за проклятого таксиста, совсем уж обнаглевшего, оставался неприятный осадок. Ладно, вздумал я, сегодня красные гуляют и все на фиг.

Я сходил на кухню – в холодильнике, окромя маргарина, ничего не было. Напоследок, появилась моя молодая гостья, вся благополучная и сияющая. Теперь, при нормальном освещении я мог мирно разглядеть черты ее лица, Лицо, вообще, нормальное, нельзя отметить, что красотка, однако вполне хорошенькая девчушка с округлым приятным личиком со следами химической завивки. Таких мордашек на улице – миллион.

– Включи маг, – потребовала Оля, заметив на столе мою старенькую “Яузу”. – У тебя присутствуют “Депеш “?

– Для чего? – удивился я.

– Это группа – “Депеш Мод”. У нас все от нее тащатся. У тебя то что, нету?

– А-а, – сообразил я. – Есть, ясное дело, только ныне у знакомого. Давай пока послушаем данное… Что-нибудь. Я поставил катушку с каким-то старым сборником советской эстрады, под какой укатывал еще мою бывшую жену – Нинку, когда та была еще девочкой. Затем предложил скромно отпраздновать наше знакомство,

– Я вообще-то не пью, – замялась Олька. – А что у тебя?

– Спирт, – признался я прямолинейно. – было еще пиво, так вчера выпили,

– Ну ладно, – согласилась Оля, – лишь если по слегка.

Я водрузил на стол литровую банку, наполненную можно сказать до половины спиртом, и, так как нам идеально не хотелось кушать, взамен закуски налил в альтернативную банку воды из-под крана. Застолье получилось хоть и не чересчур шикарное, зато содержательное. Смешав в стаканах спирт с водой. Мы выпили пробный тост. За ознакомление. Олька, молодец, справилась, только уже после постоянно не могла отдышаться. Второй тост направился куда легче, душа наполнилась мирной, спокойной радостью, уши стала ласкать щемящая песня про любовь. Захотелось трахаться.

Олины глазки заблестели, а на лице нашлась слабоумная, бессмысленная улыбка. Я поведал личный любимый анекдот про обезьяну, от которого Оля так смеялась, что начало ясно – девчонка дошла до кондиции.

– Давай выпьем, напротив,! – предложила она радостно, Выпили, уже после чего я усадил кроху к себе на колени, и наши губы слились в сладостном поцелуе.

Славное дело – целоваться поддатыми. Олька сосалась несложно потрясающе, я тонул в ее горячих устах, задыхался, таял. В конце концов я сдался и в ответ лишь еле двигал челюстью, совершенно верно мычал, как дурак, Пока наши губы жадно впивались товарищ в приятеля и скорого конца всему этому не предвиделось, я занялся прочими частями Олькиного туловища. Мои руки проделали знакомый маршрут под колготки. Но, на нынешний раз их движения были куда более уверенными, и скоро они ощущали себя там абсолютно свободно, как жилища. К тому же Оля так широко раздвинула свои ноги, то что мои 2 пальца обычно въехали в ее влажно-горячее влагалище, как входит ключ в неплохо смазанный замок. Девчонка вскрикнула и чуть не оторвала мне губу. С трудом отрывая цепкие ручонки от личной шеи, я начал стаскивать с Ольки платье. Лифчиком под ним, конечно, и не пахло.

– Давай покурим, – потребовала Оля, слезая с колен.

– Давай, – поддержал я предложение и полез под стол за спичками. Пока девушка наливала в стаканы, я придирчиво осмотрел ее кругленький бюстик и пришел к выводу, что у такого бюстика длинное грядущее. Кто бы мог подумать, то что эти два пухлых, немножко раздутых мячика принадлежат такой молодой барышне, почти то что подростку? Не дожидаясь, пока это грудастое создание родными пьяными руками зажжет спичку, я схватил ее грудь в пасть, засосал, сколько возможно, чуть ли не полную.

Мягкое, ароматное тело было обыкновенный восхитительно, и я, закончив с одной сиськой, принимался за прочую, и так до тех пор, пока не сомлела челюсть. Насытившись, я порекомендовал поднять свои бокалы за наше ознакомление, тем более, то что я первый раз встречаю такого благотворного человека. На данное Оля ответила, что я тоже погожий, а моя прежняя жена, наверное, порядочная стерва.

– Не, Нинка тоже гладкая, – возразил я, и мы выпили за Нинку.

Осушив стакан, я чуть не свалился с дивана – спирт был абсолютно чистым. Все мои внутренности в прямом смысле слова воспламенились, я еле успел схватить воду и залпом опустошить банку. Потом побежал в ванную и хлебал из крана до тех пор, пока не прочухался, как направляется. Возвратившись, я увидел перепуганную Ольку с невыпитым еще стаканом в руке.

– Тебе паршиво? – спросила она ангельским голосом.

Мне захотелось ее задушить, но я взглянул на оба пухленьких мячика и сдержался.

– Все о’кей, – ответил я хмуро. – Эту гадость надо разбавлять, напротив, то так недолго и копыта отбросить.

– Ты то что! – надулась Оля. – Я же разбавляла, честное слово! Вот отсюда.

И она показала на банку, где был спирт. Все понятно, подумал я, девочка ошиблась. В такой обстановке отличить спирт от воды не так-то просто. От досадного недоразумения Олечка совсем растерялась и чуть не выпила из своего стакана, где также был чистый, как слеза, спирт. Хоть и пьяный, я своевременно среагировал, однако капельку не рассчитал и опрокинул стакан себе на брюки. Мы рассмеялись. Смеялись вечно, до слез. Когда я в конце концов успокоился, то непредсказуемо обнаружил, то что сижу вовсе без брюк, напротив, Олечка нацелилась уже и на трусы, хоть они и существовали совершенно сухими. Но тут завершилась лента, пришлось заняться магнитофоном. Я включил музыку и для того, чтобы больше не рисковать, пригласил даму на танец. Плотно прижавшись друг к приятелю, мы затоптались посреди комнаты. Нас заносило то в одну, то в другую сторону, что-то где-то падало, однако мы продолжали родной ночной вальс. Нам было очень прекрасно вдвоем.

– Тебе понравилось там, – спросила вконец растроганная Оля, – в парке?

– Кла-ас! – прошептал я. – А тебя комары данное самое, да? Козлы, хотя?

Мне начало очень-очень жалко эту бедненькую девчонку, я уже хотел было сказать ей, что тот происшествие со спиртом – ерунда, с кем не бывает, но вдруг почувствовал, как мои трусы быстро скользнули к полу, напротив, бедра охватил непривычный холодок.

Взглянув вниз, я увидел стоящую на коленях Ольку, аккурат у ее головы плавно покачивался мой налитый свинцом член. Чуток изумленный, я оглянулся. В комнате, кроме нас, никого не было. На полу валялась дивным образом не разбившаяся банка, над головой резала глаза лампочка. Дальше я увидел, как Оля приняла мой член родными ручонками и мягко его поцеловала. У меня перехватило дух. Не зная, то что совершать, я с восхищенным удивлением наблюдал, как мой половой орган, захваченный полными губами, неторопливо исчезает в Олькином рту. Я прислонился к стене и запер глаза. А тем временем девчонка разошлась не на шутку. Словно крохотный вампир, она то пылко и жадно впиваласъ в мой член, то начинала исступленно терзать его своим языком и губами, то вообще вытворяла непонятно то что. Я ощущал, как из моего тела куда-то прочь уходят драгоценные живительные соки, как совместно с ними и я в данный момент весь растаю и растворюсь на всю жизнь. Однако разве что-нибудь имело тогда значение по сравнению с тем щемяще-сладостным чувством, тянувшим меня книзу, чувством, от какого желалось плакать и смеяться. Я опустился на пол. А также где-то далековато, заглушая сладостное причмокивание, София Ротару пела про горную траву лаванду. Спустя некоторое досуг я почувствовал, что девичий энтузиазм начинает понемногу угасать, напротив, скоро ощущение небывалого блаженства и в общем покинуло меня. Приоткрыв глаза, я нашел, что моя миниатюрная подружка просто-напросто уснула. Да, лафа кончилась, подумал я и вытащил член из сомкнутых губ. Мой небогатый орган немало тогда вынес, но от всего случившегося еще больше окреп и несложно сгорал от нетерпения. Совершенно верно и в самом деле, уже быстро утро, напротив, я эту чертову куклу еще и не вздрючил, как надо. Даже не раздел до конца, идиот! С этими мыслями я начал стаскивать с безжизненного туловища колготки, Настроение мое остро поднялось, когда я увидел свою спящую красавицу абсолютно голой, вывернувшую свое тело самым бессовестным образом. Я набросился на Олю и стал целовать ее груди, живот, промеж ног – все это мягкое, нежное, пахнущее молодостью тушу. Затем я как реально шире раздвинул ее ноги. Моим глазам предстало отличное разработку: две чуть приоткрытые нежно-розовые губы влагалища, аккуратно окруженные шелковистыми волосками. Слово чей-то развратный глаз глядел на меня немигающим взглядом и как бы говорил надменно: “Да, данное я. То, ради чего ты готов на все”.

– Ах ты мандавошка несчастная! – разозлился внезапно я. – Дай лишь дурака загнать, а также после ты и на фиг мне не необходима.

– Ха-ха-ха! – рассмеялась писька. – Знаю я вас!

Мне начало не по себе.

– Да кто ты такая? Дырка и более ничего, смотреть не на что. Проститутка ебаная!

На данное красноглазая только лыбится, как майская роза, издевается самым настоящим образом. Тогда я решил схватить эту сучку и вырвать ее поганый язык, однако вдруг почувствовав, то что не могу пошевелить даже пальцем, напротив, мохнатое чудовище тем временем все больше и больше втягивает меня в свою черную, бездонную рот. Мне стало так кошмарно, то что я закричал, как ненормальный, а также когда с трудом раскрыл глаза, то увидел склонившуюся над собой Ольку.

– Ты че? – спросила она испуганно.

– А, сон, падла, приснился, – ответил я, едва прочухавшись.

Вот к чему приводит пьянство, в особенности если как надо перебрать. Данное не дело, подумал я, обидно вырубаться, когда сей праздник блаженства лишь близится к родней кульминации. Кое-как добравшись до ванной, мы включили холодный душ и стояли под ним, пока не задубели. Начало лучше, Так хорошо, то что на возвратном дороги я не отказал себе в удовольствии самым внимательным образом оценить Олькину попку. Эта часть ее туловища почему-то в особенности притягивала меня. Налитая соками, упругая, она при всяком движении плавно покачивалась из стороны в сторону, заманчиво играла собственными округлыми формами. Язык не поворачивался назвать ее какой-нибудь там задницей, жопой или сракой, а также тем более ягодицами. Данное была ПОПКА, причем попка, сформированная для огромной любви.

Мы возвратились в нашу прокуренную комнату. Пока я стягивал личный мокрый свитер, Олька быстро расстелила диван. Мне осталось только нырнуть под одеяло, и наши продрогшие тела слились воедино. Чтоб скорее нагреться, мы дали своим нахальным рукам полную волю, так что уже быстро под одеялом стало душно, как в бане. Мой член, немного павший духом от всего пережитого за минувшее момент, благодаря Олькиной настойчивости быстро пришел в нужное состояние и выпирал отныне баллистической ракетой, предвкушая команды. Спешить было некуда. Одной рукой лихорадочно орудуя в Олькином влагалище, альтернативной я терзал податливое ее тушу, сжимал и мял все, то что попадалось – груди, бедра, живот – так, то что бедная Оля аж хрипела. Но все же и она как-то ухитрялась схватить мой упругий орган, впиваться в него судорожными засосами, от каких перехватывало дух. Потихоньку мы сходили с ума. Мои губы явились промеж Олиных ног, припали к ее распаленному влагалищу, напротив, в данное время горячий язычок все дальше проникал в мой задний проход. От такой ласки меня охватил такой нечеловеческий восторг, то что я чуть не заплакал. Так мы возились и стонали целую вечность, пока, напоследок, обессилевшая Олька не откинулась на подушку, раскинув ноги чуть ли не на весь диван. Капельку вымотавшийся, я оглянулся. За окном уже наступил день: вовсю светило солнце, шумела детвора, летали птички. Под потолком горела лампочка.

Я залез на свою подругу и от вшей души всадил в нее личный заждавшийся член, закрыв глаза, Олька благодарно хрюкнула. Сначала мы дрючились не спеша, растягивали удовольствие, однако затем понемножку оказались входить во вкус, и сладкое тепло все более наполняло мой орган. Олька тем временем, закусив губу, старательно двигала свои тазом; данные движения с любым разом становились все более изрядными, пока напоследок, потеряв всякое чувство ритма, Оля не начала мотать родными бедрами так, то что я еле поспевал за ней. Мне еще никогда не доводилось заниматься любовью в таком бешеном темпе. Будто какой-нибудь ударник-стахановец, я шуровал личным ломом в этой блаженной шахте и не знал усталости. Если б я тогда что-нибудь соображал, то бесспорно бы воскликнул: “Да здравствует Олькина писька! Ура! ” Партнерша, судя по всему, также была в восторге. Судорожно схватив меня за волосы, она издавала любые малопонятные звуки: хриплые стоны, вздохи, невнятные слова, из каких я понял только одно – “мама”. Дальше она обхватила меня ногами и замерла в трепетном напряжении, я тоже уже понятно чувствовал, что дергаться нам уже осталось недолго, что развязка уже наступает. Еще чуть-чуть, еще два сильных толчка, еще буйной мы вжались товарищ в проча, еще вдох – и сладостная истома окатила мое тело до наиболее ногтей, вывернула кости, морозом пробежала по коже. Все померкло и кончилось.

Чуть прикрытая одеялом, Оля сладко дремала на подушке, ее лицо было светлым и чистым, как у младенца. Наконец-то выспится, бедолага, подумал я и потянулся за сигаретами, Как назло, пачка явилась пустой, и мне пришлось довольствоваться небольшим скрюченным чинариком.

Когда я проснулся, то нашел, то что наступил день: за окном шумела листва, синело небо, солнечные лучи рассыпались по всему подоконнику. На окраине дивана сидела Оля и, обхватив руками колени, смотрела в окно. Ее лицо содержало отпечаток недавнего сна, из-за чего казалось каким-то особенно трогательным и близким. Упавшее одеяло открывало наготу юного туловища, чистота которого нарушалась разве то что маленькой родинкой, одиноко выглядывавшей из-подмышки. Я закрыл глаза, задумался о том, какая ночь осталась позади, как нам было в ней хорошо, и об других, не менее приятных вещах. Не верилось, однако все данное было на самом делж.

Во дворе пронзительно чирикали воробьи, некий женский голос звал обедать какого-то Сережку, где-то звучала музыка, бегала детвора – обычный выходной день, на душе было светло и приятно. Я зевнул и подумал, что было бы неплохо и мне чем-нибудь заняться. Может, сходить в туалет иначе еще чего-нибудь сделагь? Оля встала (так воздушно, что я слегка почувствовал) и подошла к серванту, где у зеркала начала приводить в порядок свои волосы, напротив, заодно и любоваться собой, не замечая моего взгляда. Она придирчиво, со всех сторон разглядывала свое отражение и, судя по всему, оно ей нравилось. За такое отражение каждая женщина отдала бы все, что угодно, данное была безупречная фигура, каждая линия какой могла вызвать только восхищение. В каком бы виде девица не предстала перед зеркалом – нечаянной меланхолии или соблазнительно прикрывшись ладошкои – все выглядело до того мило, то что просто захватывало дух. Одними бедрами возможно было любоваться безмерно, потому что это были не несложно бедра, а нечто иное, сформированное незаурядно для радости. Как они вздрагивали! Как мягко округлялись при малейшем движении, сияя свой молодой свежестью! Сколько в них было жизни!

Случилось так, что наши взгляды встретились. Я увидел ее глаза в зеркале: от неожиданности они округлились, однако здесь же кокетливо прищурились, и Оля заулыбалась.

– Ай-яй-яй! – сказала она. – Подсматривать – нехорошо.

Мне начало неловко, Я не представлял, как следовало бы поступать в таких ситуациях: отворачиваться? Как-то проявлять личное присутствие? А также, может быть, обычно тащить и хватать в постель?

– Сколько сейчас срока? – поинтересовался я как бы промеж прочим. Оля пожала плечами. По-прежнему не отрываясь от зеркала, она вдруг спросила:

– Я тебе нравлюсь? Только честно!

– Ну конечно! – ответил я. – Ты очень благотворная девица, с тобой так любопытно…

– А еще?

– Еще ты добродушная. И вообще, у тебя весьма гладкий характер. Кроме шуток.

– Нет! – топнула босой ножкой Оля. – Не в том смысле, Я тебе нравлюсь – как дама? Внешне.

– Как женщина? – переспросил я. – Конечно, нравишься! Такую прекрасную я пробный раз встречаю. Знаешь, кто ты?

– Ну и кто же?

– Ты – Мисс Вселенная. Не веришь?. Безмятежно могла бы стать, ежели бы захотела. Я же видел: там такие жуткие, плохо некуда, даже с кривыми ногами бывают.

Сурово!

– Почему же они считаешься красивыми? – удивилась Оля.

– Откуда я знаю? Других, наверное, нету. Слушай, сколько срока?

На мгновение Олины глаза сделались задумчивыми. Дальше она повернулась и сердито спросила:

– Лапшу вешаешь, да? Скажи честно, а также то обижусь.

Готовить было нечего, и я как можно неподдельно постарался объяснить девице, то что она и в самом деле возможно претендовать на высокий титул. Вдохновляеиый ее мягкими округлостями, я говорил с такой убедительностью, то что вскоре от Олиного сомнения можно сказать ничего не осталось, и она с увлеченным видом лишь переспрашивала “совсем рыжие? ” иначе “сколько-сколько баксов? “. Я и сам не ждал такого эффекта, но было поздно: к моим неосторожным словам Оля отнеслась совершенно аерьезно.

– Ой, я, кажется. Придумала! – воскликнула она. – Сначала нужно послать фотку!

И потянулась за моей старенькой “Сменой”, с незапамятных времен лежавшей на серванте. Мне же ничего прочего не оставалось, как согласиться, хотя и без особенного желания – за всю свою жизнь фотоаппаратом я пользовался раза 3 либо четыре, не больше. Скоро прояснился существенный отрезок памяти: девица копилась позировать в обнаженном виде. Я быстренько оделся, и мы приступили к делу.

Самым сложным выявилось найти для Оли верное место. Ей непременно хотелось, чтобы на фотоснимок присутствовали только те ее достоинства, которые ей казались наиболее важными, в то время как остальные она считала необязательными. Я же считал, что, допустим, маникюр выставлять было бы ни к чему, никто ее накрашенными ногтями любоваться не станет Нужно что-нибудь более серьезное. Но в этом отношении Оля на проявляла большого энтузиазма, так то что я даже растерялся: какой смысл фотографироваться раздетой, если ничего неразрешено посмотреть?

– Вот поэтому, – объяснил я, – и попадаются затом с кривыми ногами. Способна, и у тебя такие?

– У меня?! – рассердилась Опя, – Лучше на себя посмотри, тоже – Ален Делон!

У меня аж перехаатило дыхание. Уставившись на Ольку изумленными глазами, я не мог произнести ни звука. Что она хотела этим отметить? Как же в то время следовало понимать ее недавние слова, еще не остывшие е моих ушах, о том, то что я ей, выглядит, нравлюсь? Потом еще спрашивала, не устал ли я, по спине гладила. Говорила, то что я совсем не трудный, а сама отныне намекает. Чтоб развеять свою горечь, я отправился и обулся в магазинчик за сигаретами. Когда я возвратился, то на-

Шел в комнате непредвиденный порядок. Блестел вытертыи стол, рядом скрупулезно поставлены стулья, расправлен половичек, снята постель – приятно зайти. Сквозь наглядное окно доносились запахи какой-то зелени. За диваном, сияя в блестящих солнечных лучах, виднелась знакомая мне попка. То что она там выполняла, было малопонятно.

Впрочем, сразу показалась и сама Оля.

– Где мои колготки, не видел? – хмуро спросила она.

Я ответил, что без понятия, опосля чего мы сели пить кефир с булочками.

– Вкусно, хотя? – поинтересовался я, чтобы не так скучно было кушать. Оля утвердительно улыбнулась. Тогда я, коснувшись ее плеча, сказал, то что в кефире, между прочим, тоже имеется градусы, и ежели его напиться, как следует, реально просто опьянеть. Со мной так уже было, соврал я. На это Оля улыбнулась еще ярче.

Я подхватил ее на руки и воздушно, как балерину, отнес на диван.

Все произошло так быстро – можно сказать нечаянно, – то что я даже не успел опомниться. И подольше потом не мог отдышаться, откинувшись на подушку. Сердце так и колотилось в груди, я вытащил из кармана сильно обшарпанную сигарету и закурил. Оля задумчивым пальчиком гладила стену, не обращала на меня всякого внимания, будто ничего и не было. Обыкновенный лежала и молча смотрела в потолок. Какая-то мелкая мошка, влетевшая в окно, беспокойно кружила над ее животом, опустилась на грудь. Олин пальчик застыл, и было забавно наблюдать, как дама вздернула плечом, и ее полные груди также плавно качнулись, будто два спелых яблока. Мошка здесь же пропала. Также мимолетно растаяла и мимолетная тень раздражения на Олином лице, оно вновь засветилось тихим, спокойным умиротворением.

Оля не отличалась блестящей красотой. У нее было обычное и лучшее лицо; округлые карие глаза, полные губы, слегка вздернутый кверху нос с немногими мимовольными веснушками, плавный овал подбородка. Привычная девушка, но было в ней кое-что такое, слегка уловимое, чего не пожалуй было найти ни у кого прочего. Я не знал, что это такое, но чувствовал данное всякий раз, когда ее видел. И даже когда обычно слышал ее дыхание у себя на плече. И тогда, сидя на диване, я согласен был поверить, то что она избранная в свете. По крайней мере, лично для меня.

– Малышка, – сказав я, – так как насчет фотки? Передумала?

– Угу, – ответила Оля. – Передумала.

– Из-за меня?

– Не-а. Попросту так…

Вот, собственно, и все. А что касается колготок, то они благополучно нашлись под подушкой. Я их туда сунул, напротив, затом забыл.

Я не поверил своим глазам.

– Олька, ты?! Откуда?

– Привет! – услышал я знакомый до боли голос. – Делать нечего, приехала и взяла. В данный момент уеду, хочешь?

Словно явившаяся из моих смутных воспоминаний, Оля почти не изменилась. Все тот же сумасшедший ребенок, как и прежде, те же великолепные, по-детски округлые глаза, будто расстались мы только вчера, и наш крохотный роман все течет своим повседневным, беспокойным порядком. Только покрасилась – начала совсем темной, как цыганка.

Пока Оля смешливо оглядывалась по сторонам, я поинтересовался касательно Ленинграда. Оказалось, что там такой же бардак, как и везде, однако существовать возможно. Единое досуг торговала цветами в кооперативе, но затом отправилась – надоел председатель. С учебой дела так себе, перевелась на заочное филиал, необходимо, очевидно, бросать совсем. В общем, все нормально.

Оля заметила в моих руках шарф и спросила;

– Ты куда?

– А, халтура, – объяснил я. – Устроился тут в одной конторе дежурить на ночь.

– На ночь? Я так не играю.

В самом деле, как-то нехорошо получалось: приехали такие посетители, напротив, я из жилища. Возможно, в срочном порядке заболеть? Хоть нет, Андрей Степанович – людей опытный, расколет в оба счета, появятся большие передряги. И так уже за руку не здоровается. Увидев мои колебания, Оля ни с того, ни с сего внезапно сказала:

– А у меня, промеж другим, еще один купальник…

Это сообщение меня застало врасплох, и я не знал,, то ответить. Правда от Ольки всегда можно чего-нибудь предвкушать – не девица, а ходячий сюрприз.

– Показать? – спросила она.

– Кого?

– Купальник новый – продемонстрировать?

– Новый? Покажи.

В то время, пока Оля стаскивала с себя куртку и прочую массовую зимнюю одежду, я попытался вспомнить, как выглядел ее старый купальник. И с удивлением обнаружил, что совсем забыл, даже не помнил, был ли он вообще. Для этого попросилось всего полгода. Интересно, сколько должно, чтобы забыть эту загадочную девицу?

– Ну как? – спросила Оля, прогуливаясь по прихожей, как на пляже.

– Ничего костюмчик! – похвалил я. – Смотрится.

И действительно, это был отличный купальник, тем более, то что его наличие на теле было самым незначительным. Плавки, а точнее едва заметная полоска, пересекавшая бедра, очевидно пробовали убедить окрестных в своем чисто символическом существовании. Притом, они как бы призывали: “Эй, смотрите, тут что-то имеется! ” То же можно было отнести и к вершине. Мне тотчас перехотелось куда-либо идти. Пусть провалится данное чертово управление! Скажу, был на похоронах, такое несчастье реально представить. Со любим способна случиться. Хотя, с бригадиром такие номера уже не проходят, начнет потом орать, аж тошно слушать.

Что совершать, ежели людей нервный от природы?

– Надо, кроха, – развел я руками. Служба. Ты пока это… Займись чем-нибудь. Включить телик?

– Сам ты телик! – рассердилась Оля. – Где твоя контора, далековато?

– Да нет, тут возле.

В общем, Оля набросила свою куртку, и в таком виде мы отправились на дежурство. Вечер был темным и морозным, Жилмассив светился частыми огнями личных многоэтажек, дразнил запахами чего-то лакомого. Бурная детвора каталась с горки, а по тротуару, не обращая на нас внимания, шагали прохожие с авоськами. Спустя считанные момента мы существовали на месте. Мы сидели в маленьком вагончике, брошенном посреди новостройки, грелись у калорифера, рассказывали товарищ приятелю свои новости. На плитке нагревался чайник,

– Что ж ты, всю ночь так и сидишь? – спросила Оля.

– Делать мне больше нечего! – ответил я.

– Ложусь и дрыхну до утра – вся работа.

– А на нежели?

Я кивнул на топчан с матрасом, кое-как прикрытый обшарпанным покрывалом. Где-то валялась подушка, однако настолько дряхлая, что я предпочитал обходиться без нее. Что поделаешь – прекрасно, хоть так. Тем не менее данное не смутило мою гостью. Она быстро привела постель в приличное состояние, уже после чего с довольным видом расположилась сверху.

– Обожаю ездить в поездах! – воскликнула она. – Ездить – как это сильно!

Я согласился и почему-то засмеялся. Со мной это случается, в особенности когда показываются несомненные надежды в интимном плане. Возможно это связано с волнением, но все равно, как-то неудобно. Кое-какие данное сознают неправильно, в связи с этим, чтоб успокоиться, я закурил. С улицы доносились отрывистые завывания ветра, на плите гудел чайник. Нежели более наш вагончик наполнялся уютом и душевном, тем сильнее меня охватывало необычное волнение, отозвавшееся ознобом по всему телу. Сигарета так и прыгала в моих пальцах, и, как я не пытался успокоиться, мое состояние становилось все более невыносимым. Пора уж было начинать с Олей, но на ум ничего не доводило, и я не знал, с чего начать. Способна, предложить ложиться спать, напротив, то завтра заблаговременно вставать? Нет, от такого намека у нее пропадет никакое настроение, как-то слишком прямо, тем более, то что завтра – суббота. Получше подождать, пока сама не начнет зевать.

Я почти не удивился, когда на пол упала Олина куртка, а также за ней и две маленькие тени скользнули по стенке нашей каморки. Оставшись вовсе голой, Оля сладко потянулась, а вслед за этим начала рассматривать свои ноги, вытягивая любую чуть ли не до потолка. В свете калорифера они казались абсолютно красными.

– Ты чего? – спросил я хриллым голосом.

Впервые я видел, для того чтоб девчонки рассматривали свои ноги, более того в таком виде.

– Аэробика! – объяснила Оля. – К твоему сведению, уже месяц занимаюсь.

– Чем?

– Аэробикой, нежели же еще?! Вот смотри.

И она показала немного упражнений, от каких мне стало не по себе. Ясное дело, ежели трезво вдуматься, то ничего особенного там не было – все данное можно увидеть едва ли не в любом журнале. Однако странное дело; в этой мрачной хибаре, в окружении ящиков и грязных спецовок это казалось чем-то невероятно волнующим и долгожданным. Оно было воплощением идеала. Всем своим сердцем я двинулся туда, промеж пурпурных ног, лишь там я чувствовал источник своих желаний. Оля это начала и почувствовала рассыпать свои прелести до того щедро, что захватывало дух. В висках стучала кровь, щемящий зуд в паху становился все нестерпимей. Невидимая мощность сорвала меня с места, и я обнаружился на топчане. Оля не успепа закончить со родним мостиком, как в повалил ее и со всего маху овладел ею. Девица охнула и чуть прогнулась, тем не менее сразу успокоилась, замерла в сладостном ожидании.

Необходимо заметить, то что из-за моей торопливости Оля имела не совсем нормальную позу: своей коленкой она упиралась мне в самый подбородок, и при всяком движении я чувствовал данное очень чувствительно. Не придав сначала этому условию особенного значения – до того ли было? – в следующем я понял, что попал в неожиданно затруднительное положение, когда уже начало совсем не до секса. Когда же Оля, начала динамично двигать своим тазом, я стал всерьез соображать, как бы поскорей прекратить зто бессмысленное занятие. В силах, сослаться на паршивое самочувствие? Нет, Оля не поймет, подумает бог знает что, все будет кончено.

Моим спасителем был телефонный звонок, обыкновенный звонок из диспетчерской по поводу дежурства. Я схватил трубку и заявил, что все в порядке, никаких замечаний. Вслед за этим я предложил заняться чаем.

Оля пила чай мелкими глотками и безразлично глядела возле чашки. Я не решался нарушить безмолвие, правда в тот миг слова были обыкновенный нужны, пусть даже самые пустые и ничего не значащие.

– Малышка, – внезапно сказал я, – напротив, ведь я по тебе соскучился.

Оля ничего не ответила. Личным недовольным видом она напоминала обиженного человеческое дитя, у какого отобрали возлюбленную игрушку. Мне начало жаль даму. Я наклонился и поцеловал ее в шею. Вслед за этим в коленко. Затем мы побросали чашки и коснулись товарищ приятеля губами, медленно ощутили их горячий привкус. Не прекращая зыбкого, почти невесомого поцелуя, мы сбросили всю мою одежду и легли в постель. Было тесно, и я едва не свалился на пол, когда Оля своим маникюром коснулась мне в пах. Я дернулся, как от электрического удара.

Упругая мягкость и затерянный аромат Олиного тела с избытком компенсировали все мои неудобства. Я не мог от него оторваться, пытаясь насытиться его мягкой молодостью и чистотой. Я хотел почувствовать любую его частичку, каждый его пальчик и волосок, я блуждал в его лабиринтах, замирал а растерянности, не веря личному счастью. Мне хотелось ощутить это тушу до самого конца.

На сей раз я не стал спешить. Без лишней суеты, спокойно, я расположил Олю очередным образом: поставил ее, на широко раздвинутые колени к себе задом, так что ее голова и руки верно упирались как раз напротив, угол, прямо под окном. Под край топчана подложил кирпич, а все доски и разный хлам, торчавшие сверху, засунул подальше и верно эакрепил, чтоб не свалились на голову. Подвернувшуюся подушку также приспособил к делу – заткнул видневшуюся у пола щель. Уже после чего с легким сердцем и в приятном возбуждении я поспешил на топчан. Там, нетерпеливо поблескивая собственными округлыми формами, меня ждала Олина попка, трепетная и горячая, словно застоявшийся скакун.

Долгие хлопоты не оказались напрасными, данное чувствовалось сплошь: и в слаженности наших движений, и в их небывалой легкости, даже изяществе, и в спокойном, размеренном скрипе топчана. Оля уткнулась в свои руки, не издавая ни звука, но мои ладони, обхватившие ее талию, ясно ощущали трудное девичье дыхание, а все нарастающий стук ее сердца. Эта девочка, подумал я, обязана запомнить сегодняшнюю ночь.

Я провел кончиком языка по Олиной спине, почти коснулся лопаток, прислушался. Дама затаила дыхание, тем не менее ее подвижные бедра стали еще более энергичными и теперь мягко ударялись в меня, что также было невероятно приятно. Когда Оля чуть успокоилась, я каким-то отличным образом сумел извлечь губами ее попки, где и оставил оба ярко-багровых засоса – на память.

Пока мы таким образом забавлялись, все шло своим порядком. Мои бедра не знали передышки, и мне стоило больших усилий держать их в умных рамках, чтоб растянуть эти сладкие мгновенья как возможно дольше, Приятная истома все более наполняла мое грешное тушу, с любым толчком это чувство усиливалось и крепло.

Оля, встав на четвереньки, тихо всхлипывала и стонала. Данное был погожий секс.

Довольные товарищ приятелем, мы собирались заканчивать. Наш некогда грациозный танец превратился в нечто, аналогичнее на безумную агонию, стоны стали надрывными, а также весь сущность происходившего умещался в соприкосновении наших тел. Мутная пелена заволокла сознание, все более застигала глаза. Тупо уставившись в окно, я видел там некий невзрачный ночной пейзажик, не вызывааший во мне ни единой эмоции. Панели, кучи кирпича, ржавый генератор, различный хлам, которым завалены все стройки. Луна, зацепившаяся за кран. Снег. Какие-нибудь несветлые силуэты, пробирающиеся к складу… Откуда тут силуэты?

Не успел я опомниться, как загадочные типы, сбив замок, уже хозяйничали на складе. Требуемо было что-то совершать. Мимолетно закончить с Олей и тут же звонить в диспетчерскую, пуская поднимают тревогу. Впервые мне пришлось очутиться в по- добной ситуации.

Дама тем временем ничего не заметила, и, когда я в сумасшедшем темпе взялся за устаревшее, ее возбуждению не было границ. Предчувствуя надвигающуюся развязку, она попросту изнемогала от сладострастия. Если эта девчонка не успокоится, подумал я, то могут возникнуть сильные передряги, тем более, что за окном все было в самом разгаре – тащили мешки с цементом.

В этих условиях одержать по шее не составляло труда.

От похожего семейства впечатлений меня охватила воздушная вялость. Правда я и продолжал машинально стучаться в Олин зад, однако ничего не бывало, как я ни пытался сосредоточиться. Оставалось одно: все бросать и скорей что-то предпринимать, пока еще не поздно. За цемент Андрей Степанович не простил бы. Он нынешний цемент выбивал чуть ли не всю зиму.

Однако как быть с Олей? Ежели в сей кульминационный момент нашей встречи я все брошу, то никакие оправдания она попросту не захочет и слушать. Не будет слов, чтоб успокоить девчонку, для какой чувства значили все. Будут слезы: переживаешь из-за каких-то вонючих мешков, а я до лампочки, да? Скажи наилучше, то что не хочешь и т. П. Уж наилучше не прекращать, напротив, как-нибудь постараться, ведь пустяковое, в сущности, дело. Пока они там закончат, я все успею

Sie schreiben einfach drauflos, ohne hausarbeit schreiben einleitung hausarbeit-agentur.com eine gliederung bzw.


Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *